— Сион.

«Это я должен умолять о прощении, а не ты».

— Возьми это на себя. Возьми это на себя и живи дальше.

«Смирись со своим грехом и продолжай жить... Сион, прости. Из-за меня тебе досталась такая тяжелая ноша, что кости скрипят. Получу ли я однажды прощение? Простишь ли ты меня за то, что я с тобой сделал?»

Сион испустил долгий вздох.

Вперед протянулась рука и пальцы коснулись щеки Нэдзуми.

— Я впервые... вижу, как ты плачешь.

— А?

«Плачет? Кто?»

— Идиот, — хрипло произнес Нэдзуми.

«Я не плачу. Я не такой, как ты. Я не разрешаю, слезам течь из глаз с причиной или без...»
Он достиг предела. Он больше не мог сдерживаться. Волна слез накрыла его, они лились из глаз. Капли были на удивление горячими. Они катились по щекам, срывались с подбородка и падали на Сиона.

«Проклятье, почему...»

Он позволил своему телу опуститься на Сиона и разрыдался.

«Проклятье». >>>
— Я не смогу жить без тебя.

Его приторно-сладкое, но искреннее признание продолжалось всего лишь миг, но в это время все эмоции исчезли из глаз Сиона. Это не были глаза человека, изливавшего душу, признаваясь в любви. Этот взгляд принадлежал тому, кто совершил точный и смертельный удар, и теперь ковырял ножом в ране.

«Это только я был не в курсе?»

Он понятия не имел о истинной сущности Сиона.

Нэдзуми спас ему жизнь, его собственную жизнь тоже спасли, они жили и проводили свои дни вместе. Связь между ними была крепче, доверительнее, чем с кем бы то ни было. Он избегал этих отношений и опасался их, но не мог их окончательно разорвать; где-то глубоко в сердце он жаждал их и, наверное, превратил в своего рода убежище для себя.

— Я боюсь потерять тебя больше, чем кого бы то ни было.

Слова Сиона отражали и его собственные чувства. Ему не хотелось в этом признаваться, но то была правда. И все-таки, впервые после их встречи он просчитался насчет Сиона.

Нэдзуми снова стиснул зубы.

«Сион, кто ты?» >>>